2011

Лев Аронов в Московском художественном училище памяти 1905 года

17 октября - 03 ноября 2011

Москва, Сущевский вал, 73/2

из блога Саши Балашова:

“Осень в Москве переполнена событиями художественной жизни. Москва стала городом искусств, и это так радует. Только хочется успеть везде поскорее, потому что кажется, что скоро это кончится, как осень пройдёт и будет как-то по-другому. События разного масштаба, но как можно судить, какие из них важнее?

Для Саши Аневского, я думаю, важна выставка Льва Ильича Аронова в МГХУ памяти 1905 года. Так же она важна и для меня. Его картины как будто появляются из одного из множественных личных миров, происходят из одной из личных историй и проходят сложный этап адаптации к тому пространству, которое принимает во внимание личные истории только тогда, когда само в состоянии их рассказывать, чтобы самому появляться в настоящем; на этой выставке яснее слышится тот тембр и та интонация, которая мне кажется уже знакомой, но она начинает завораживать; искусство серых дней; как важно, когда художник решается доверять своему голосу, который заглушается в пространстве большой культуры хором хорошо подготовленных исполнителей и слышен только тем, кто стоит рядом, и как теперь оказывается важно нам услышать этот голос; видят ли студенты училища за лаконичной манерой письма, за прозрачностью красочного слоя немногословность и безусловную точность высказывания, могут ли молодые люди видеть сквозь изображение и почувствовать эмоциональную культуру художника? Как современность воспринимает искусство, противоположное всякому стилизаторству? Это очень интересно.” (…)
http://balaschov.ru/autumn/

постер выставкиaronov2011exhibition26aronov2011exhibition7aronov2011exhibition6aronov2011exhibition2aronov2011exhibition3aronov2011exhibition23aronov2011exhibition5aronov2011exhibition8aronov2011exhibition15aronov2011exhibition16aronov2011exhibition19aronov2011exhibition20aronov2011exhibition9aronov2011exhibition1aronov2011exhibition21aronov2011exhibition13aronov2011exhibition11aronov2011exhibition24aronov2011exhibition22aronov2011exhibition28aronov2011exhibition17aronov2011exhibition18aronov2011exhibition25aronov2011exhibition12aronov2011exhibition29aronov2011exhibition27
2009

Персональная выставка, посвященная столетию со дня рождения

14 - 25 июля 2009

Залы МОСХ, Москва, Старосадский переулок д. 5, Китай-город

РЕПОРТАЖ О ВЫСТАВКЕ НА ТЕЛЕКАНАЛЕ “КУЛЬТУРА”

“Лев Ильич Аронов”
Н.В. Плунгян – Статья к каталогу выставки

Восприятие русского искусства советского периода в наши дни ощутимо меняется. И эти изменения связаны не только с очевидным влиянием времени, которое позволяет увидеть ранее знакомые произведения под новым углом. Куда более важен другой процесс, проявляющийся, на первый взгляд, несколько стихийно – процесс нового исторического осмысления советского искусства; он становится неизбежным с наплывом все новых имен и документов.
Открывающаяся панорама не только позволяет отказаться от призрака «соцреализма», до сих пор затемняющего реальность искусства 1930-х-50-х. Она ведет к переходу от привычно иерархизированной, вертикальной схемы бытования художественной жизни – к схеме «горизонтального» сосуществования направлений и мастеров самого разного калибра. Это означает, прежде всего, поиск нового масштаба истории искусства, соразмерного не идеологическим процессам, а человеку своей эпохи.
Выставка Льва Ильича Аронова – важная веха на пути к такому обновленному представлению о советском искусстве. И первая причина лежит на поверхности: Аронов принадлежит к ряду тех московских мастеров 1930-50-х, которые совершили «тихий уход» в камерную пейзажную живопись, почти не высказываясь на официально требуемые темы.
Стратегия ухода в пейзаж в 1930-х гг. отмечена многими искусствоведами и вызывает в памяти, прежде всего, имена замечательной плеяды мастеров ленинградской пейзажной школы – Николай Лапшин, Владимир Гринберг, Александр Русаков, Александр Ведерников, Яков Шур и другие. В отличие от Ленинграда, последовательно осуществлять эту тактику в Москве решались очень немногие. Принадлежать к какой-либо художественной общности вне официальных структур МОСХ в московской ситуации означало открытую конфронтацию, тогда как в Ленинграде художники могли десятилетиями поддерживать близкие отношения, сложившиеся еще в середине 1920-х. Во многом поэтому московская художественная жизнь 1930-50-х (особенно послевоенного периода) часто представляется отрывочной, разрозненной; большинство мастеров шли на вынужденное раздвоение как искусства, так и личности, чтобы получить возможность заработка, что, как правило, приводило к тяжелым внутренним противоречиям.
Лев Аронов не спешил с громкими высказываниями и не стремился войти в центральную обойму московских живописцев. Он существовал как будто параллельно ей, разрабатывая собственную манеру, не обусловленную грандиозными задачами. Думается, именно поэтому он всегда находил обходные пути, избегая типовых для своего времени «официальных» стратегий.
После рисовальной студии в Гомеле Аронов побывал в Москве, однако не пошел по распространенному пути вхутемасовского образования, поступив в Ленинградский художественно-промышленный техникум (бывшую Школу Поощрения художеств). Этот выбор существенно повлиял на него. «С особенным чувством вспоминаю годы учебы – превосходные педагоги, замечательные товарищи по курсу, Эрмитаж, Русский музей, художественная жизнь Ленинграда 30-х годов. Огромное впечатление на меня производили дискуссии об искусстве, на которых выступали многие художники и искусствоведы: Эссен (ректор Академии художеств и директор нашего училища), художники Тырса, Петров-Водкин, Радлов, Суков, Пуни и многие другие».
Однако и в Ленинграде он не задержался; пробыв несколько лет на должности секретаря ОМАХРРа, Аронов отправился в Москву, где недолгое время учился на экспериментальных художественных курсах («это было увлекательно, но, разумеется, односторонне»), а затем уехал преподавать в школе и техникуме на Урале.
Следующее (и теперь окончательное) возвращение в Москву состоялось в 1932 г. Нужно сказать, что для художественной жизни это был один из самых кризисных, переломных периодов. Директивой сверху были распущены все объединения живописцев и графиков, создан управляемый Союз Художников, а газетные и журнальные дискуссии о выставках теперь почти целиком подчинялись вопросам политики. Условия существования в искусстве были несопоставимы с реалиями ленинградского обучения; требования становились все более жесткими и застылыми.
Но и на этом фоне Аронов увидел возможность прозвучать, как художник. В поисках адекватной художественной среды он поначалу поступил в Изополитуниверситет, вошел в МОСХ и выступил на нескольких сборных и отчетных выставках, и почти перед самой войной наконец нашел круг единомышленников. В 1940 году Аронов показал свои работы в составе т.н. «Выставки пяти» – вместе с близкими друзьями Л.Я. Зевиным, А.И. Ржезниковым, А.И. Пейсаховичем и М.В. Добросердовым.
Организатором «Выставки пяти» был Лев Зевин – один из самых виртуозных и глубоких живописцев эпохи 1930-х-40-х, ранее входивший в группу «13». Тема эскизности в станковом рисунке и живописи, которую проводили организаторы «13», без сомнения, нашла свой отклик и в «Выставке пяти», и в дальнейшем развитии входивших в нее мастеров. Несомненно важным представляется тот факт, что в каталоге «пяти» нет ни одной т.н. «тематической картины», что в 1940 году было крайне трудно осуществить; преобладают жанровые сцены, пейзажи и эскизы (которые, впрочем, приравнивались к законченным произведениям).
Интересна тема интерпретации классического наследия, которое по-разному осмыслялось пятью художниками. В 1939-40 гг. Аронов довольно много пишет в музеях, работая над замыслом двух картин, посвященных созданию микеланджеловского Давида и «Блудного сына» Рембрандта.
Для 1940-х годов классическая тема постепенно становилась центральной. Она существовала в двух планах – с одной стороны, навязывалась властью в поисках нового монументального стиля (что замечательно обыграно Шостаковичем в «Антиформалистическом райке»), с другой – проявлялась в реальных пластических поисках, в попытках найти новую выразительность, по-новому раскрывая ранее безличные академические мотивы. Протест против монументальных решений был присущ и Аронову. Не случайно он выбирает в качестве темы именно создание шедевра, еще не сложившегося в канон, и «оживляет» его бытовыми деталями, которые постепенно становятся много крупнее основного сюжета. Так, слепой старик-натурщик в «Блудном сыне» изображен Ароновым в поисках выхода из мастерской; даже в полуэскизном исполнении этот образ звучит как метафора существования искусства 1940-х, постепенно замыкающемся в вынужденной музейности и отрезанного от европейского художественного процесса.
По всей видимости, обе картины остались незаконченными (последние варианты неизвестны), но в этом видится проявление позиции художника. Аронов и в дальнейшем ценил глубину живописного процесса, многократно решая близкие задачи без желания приблизиться к большому полотну. Так, в начале 1940-х он несколько раз пишет угол небольшой комнаты в 1-м Казачьем переулке, где он жил со своей семьей. Драгоценное качество этих небольших картин, которые трудно назвать как эскизами, так и классическими интерьерами, заставляет прислушаться к выбору предельно камерной темы, сконцентрироваться на богатстве простых бытовых деталей и противостоять энтропии взгляда, ежедневно стирающего их в безликий фон.
На рубеже 1939-1940 года Лев Аронов окончательно кристаллизуется как самостоятельный живописец, погруженный в пластические поиски. Он не ищет принципиальной новизны, но упорно стремится соответствовать себе. После войны его возможности все больше и больше затруднялись. После гибели Зевина, которую Аронов тяжело переживал, и периода длительной болезни, ему пришлось пройти через преследования и бессмысленные обвинения в космополитизме. Стоит отметить, что эти обстоятельства оставили лишь пару строк в воспоминаниях художника: «в 1956 г получили мастерскую.. это важное событие, тк всю жизнь был лишен места для работы».
Живя за счет заказов (один-два в году) и редких возможностей продать несколько натюрмортов, Аронов все больше увлекается пейзажем. Он непрерывно работает; не принимая во внимание вынужденную бедность материала (в основном это небольшие картонки), он создает серии видов, нередко объединенных общим, по-разному трактованным, мотивом. Эти работы отличает, в целом свойственное живописи сороковых, максимально скрытое, приглушенное содержание при богатстве формального решения. Серые и маловыразительные для стороннего взгляда, деревенские пейзажи, надолго сделавшие Аронова «сельским» художником, характеризуют его искусство лишь с внешней стороны. В действительности художник последовательно ограничивал доступное поле живописных задач, часто подолгу работая над одной темой: подобно ленинградским коллегам, его интересовали лишь перемены эффектов освещения, гармония цвета и композиции. При этом интересна и крайне удачна и серия портретов колхозников, в которой художник, наперекор заказной тематике, показывает возможность увидеть череду реальных характеров.
В этот период Аронов вновь существует достаточно обособленно от других мастеров. Хотя в его вещах 1940-50-х можно увидеть известную близость Фальку, Зевину или ряду ленинградцев, работавших в условно намечаемом русле влияний импрессионизма и дивизионизма (Суков, Шур и другие), эти параллели никогда не становились центральными.
Можно сказать, что в живописи Льва Аронова с самого начала отсутствовала как фигура «учителя», так и сама тема долженствования в искусстве. В поздние годы эти особенности дали ему возможность легко пробовать разные манеры и техники, не связывая себя с единственным стилем. В середине 50-х он ищет новую выразительность, свойственную времени – пробует использовать в заказных полотнах «молодежные» темы, испытывает интерес к линогравюре и создает в этой технике несколько прекрасных вещей. Отдельно стоит отметить тему быстрого рисунка фломастером, возвращающая Аронова в 1930-е, к ранним упражнениям в эскизности. Однако и здесь художник старается не отставать от времени, постоянно используя в этой графике достижения журнального рисунка 60-70-х.
В 1973 г. в залах МОСХ прошла посмертная выставка Аронова. Решение на время вернуть работы художника в эти стены заставляет под новым углом взглянуть на его наследие и по-новому оценить его, дополнить представления как о личности и мастерстве Аронова, так и о медленно восстанавливаемой картине реальной художественной жизни советского периода.

постер выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиоткрытие выставкиобложка каталога выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкиприглашениеприглашениестатья в журнале "Русское искусство"
1973

Персональная выставка

12 декабря 1973

Залы СХ РСФСР, Москва, ул. Горького 46

“ЛЕВ АРОНОВ”
Михаил Киселев – Статья к каталогу выставки

Как часто на выставке, привлеченный необычными сочетаниями красок и причудливостью форм, подходишь к заинтересовавшему тебя произведению и через несколько секунд разочарованно спешишь прочь, обнаружив за эффектной манерой внутреннюю пустоту, бесстрастность, отсутствие собственного мира художника. Но зато сколько наслаждения, подлинного,восторга испытываешь, когда сталкиваешься с мастером, которому есть что сказать, который исключительно средствами живописи просто и непретенциозно раскрывает перед тобой богатство человеческих чувств, волнений, переживаний. Тогда искусство, делает тебя обогащенным, и тебе хочется возвращаться к работам, вызвавшим отклик в сердце, хочется серьезнее и глубже узнать того, кто создал их.
Именно таким мастером, больше всего избегавшим поверхностного, никогда не гнавшимся за внешней красивостью, но по-настоящему понимающим законы подлинной живописи, был Лев Ильич Аронов (1909 — 1972). Человек по своей природе очень мягкий, деликатный и скромный, он был тверд в отстаивании своих принципов и убеждений. Весь его творческий путь — это борьба за высокую правду искусства, неприятие всякой фальши, в какие бы одежды она ни рядилась.
Л. И. Аронов вступил в художественную жизнь страны в 1930-е годы. В этот период сформировался круг тем и мотивов его творчества. Как раз тогда излюбленными для художника стали темы материнства, детства, семьи — темы, позволяющие раскрывать мир подлинно гуманистичных, высоких в своей одухотворенности состояний и взаимоотношений людей. Глубокое проникновение в духовную жизнь ребенка, ощущение ее богатства и сложности очень ярко выразились в такой картине живописца, как «Слушает радио» (1938), вызвавшей большой интерес зрителей и критики на выставке в ЦДРИ 1939 года. К сожалению, местонахождение этой работы неизвестно.
Пока не удалось установить, где находится и другая превосходная вещь того же времени «Материнство» (1939). Однако на выставке существует акварель, повторяющая композицию этого произведения. В простом мотиве (изображены мать с ребенком, сидящая на пороге открытой двери деревенского дома, и собака, лежащая у ее ног) выражено очень много. Здесь и ощущение глубины чувства женщины к ребенку, и преклонение художника перед внутренней красотой материнства. Причем жанровый сюжет трактуется не литературно-повествовательно, а раскрывается с помощью только художественных средств. Даже в монохромной акварели мастер стремится передать различными градациями тона мягкость света, скользящего по фигурам, его теплое мерцание, которое соответствует гармоническому состоянию человека.
Эмоциональная роль среды, ее одухотворенность — вот при помощи чего достигается выразительная поэтичность в работах Аронова. В «Материнстве» 1938 года богатство солнечных рефлексов, дрожащих в зелени сада, бросающих блики на фигуры матери и ребенка, создает трепетность настроения, которое человек как бы излучает из себя во внешний мир.
Очень часто тема семьи решается художником в интерьере. Интерьеры Аронова интереснейшая сторона его творчества. Он любил изображать свою семью за столом, собравшуюся вместе во время ужина или вечернего чтения. И здесь еще активнее, еще выразительнее выступает среда. Гармоничные, приглушенные краски, тонко разработанные в звучании, передают особую внутреннюю атмосферу духовной близости изображенных людей. Вибрация мазка, перетекание цвета одного в другой сплетают единую органичную ткань картины, которая создает очень целостный и проникновенный образ.
В автобиографии Аронов писал, что он в своих работах хочет передавать время, в которое ему привелось жить и трудиться. Это время постоянно ощущается в произведениях мастера. Оно чувствуется и в казалось бы камерных, глубоко личных, «семейных» вещах. Во время войны Ароновым была написана картина «Спящий ребенок» (1943) . В холодной, нетопленной комнате спит на диване, укрывшись теплым пледом, девочка. Общая коричневая гамма сумрачна по звучанию. В ней есть настороженность, даже некоторая суровость, передающая общий настрой того периода, когда создавалось произведение.
Внутренняя тревога есть и в полотне «Поцелуй» (1944) . В этом парном портрете темного фона постепенно выступают лица ребенка и прижавшей его к себе женщины. Грустным вопрошающим взором смотрит детское личико на зрителя. Динамичная и энергичная живописная манера создает состояние внутренней взволнованности. В картине поражает свобода живописного исполнения, сочетающаяся с очень выразительной лепкой формы.
Живой подвижный мазок призван выразить психологическое состояние портретируемых. В этой вещи есть большая глубина проникновения в духовную жизнь человека, есть здесь и явная трагическая нота. Всматриваясь в картину, чувствуешь в ней что-то родственное образам Р. Р. Фалька. Явно выраженная сложность мира ребенка вызывает в памяти и другие ассоциации. Вспоминаешь великих портретистов-психологов прошлого и в первую очередь Рембрандта. Аронов очень хорошо знал и любил старых мастеров. Причем больше всего его интересовали художники, в искусстве которых на первое место выдвигались задачи раскрытия духовной сущности человека — Рембрандт, Микеланджело. В свое время Аронов задумал даже написать картины, посвященные жизни обоих художников. Эскизы этих картин представлены на выставке; особенно выразителен эскиз к картине «Рембрандт» (1939), смелый по живописи, психологически острый по характеристике.
Пристальный интерес к человеку, к его мыслям и думам позволил Аронову создать целую галерею очень интересных портретов. Модели портретов очень разные: это и представители творческой интеллигенции — художники, музыканты, писатели, артисты, это и крестьяне, это и калмыки-скотоводы. Люди различных судеб и профессий интересует мастера, который в каждом из портретируемых подчеркивает его значительность именно как человека со своим индивидуальным характером и всегда богатым строем чувств. Ценность человеческой личности выражена и в «Старухе калмычке» (1940), где подчеркнута ее самобытность, умудренность жизненным опытом. Этим качеством отмечен и «Портрет колхозника Макарова» (1970), раскрывающий внутреннее достоинство крестьянина-труженика.
Даже изображая обнаженную модель, Аронов решает не просто формальные задачи передачи различных ракурсов и поворотов тела. И в эти работы вносится психологический момент, так что каждое «ню» превращается в сложный образ, то лирический, то остро драматический.
Бесконечно влюбленный в жизнь, в многообразие мира, окружающего нас, Аронов старался передать все свои впечатления от действительности в искусстве. Не было такого жанра живописи, к которому он бы не обращался. Аронов писал и тематические картины, и натюрморты, и пейзажи. Среди удачных тематических композиций можно назвать полотно «Мечты» (1960), находящееся в Саранской картинной галерее, многофигурные работы «Студенты» (1970), «Студентки» (1970) и др. И все же не эти вещи определили творческое лицо мастера. Зато пейзаж и натюрморт — это, действительно, неотъемлемая часть художественного наследия Аронова. Без этих жанров невозможно представить себе его искусства.
Натюрморты Аронова внешне столь же просты, как и его портреты, интерьеры. Но это простота мудрости, результат большой работы творческой мысли, следовательно, лишь видимая простота. В лучших натюрмортах художник тоже размышляет о времени, о жизни. Использование выразительности фактуры, резкая, подчеркнутая экспрессивная кладка краски, которой Аронов пишет картофелины, мясо, бутыль и деревянную ложку, вызывают беспокойство у зрителя, как бы переживающего волнение мастера, с которым он изобразил военный паек («Натюрморт с мясом», 1945). И, наоборот, чувством высокой гармонии наполнена работа с изображением окна в мастерской художника (1972 г.). Мерный ритм расставленных на подоконнике предметов, величественный античный профиль гипсового слепка, мелодичность зеленоватых, голубоватых и лиловатых оттенков, заставляют проникаться торжественной атмосферой высокого творческого вдохновения.
За свою жизнь Аронов написал много пейзажей. Еще в 1940 году он привез из Калмыкии целую серию тонких по живописи пейзажных этюдов. В них уже отчетливо видны особенности Аронова-пейзажиста. Художник любит изображать природу в ее переходные состояния: перед заходом солнца, в утренние часы рассвета. Мастер верно улавливает оттенки освещения, он находит точные соотношения цвета, что дает ему возможность передать лирическую ноту надвигающегося вечера или пробуждения природы после ночного сна.
Часто в пейзажах Аронова присутствуют люди и животные, ибо существование человека не мыслится без его соприкосновения с природой. Органическое единство людей с окружающим их миром хорошо выражено в этюде с верблюдами и этюде «Дети в степи» калмыцкой серии.
Среди пейзажей Аронова особенно много работ, посвященных природе средней полосы России. Художник очень любил русскую деревню. Лишенная внешней броскости, но чарующая своей скромной прелестью красота деревенского пейзажа в самой своей сути была близка искусству мастера. Мотивы среднерусской природы, запечатлеваемые Ароновым, выглядят незатейливо. Он как бы стремится подчеркнуть обыденность того, что изображает. Но в этой обыденности им открывается особая поэзия, та, которую ощущаешь необычайно остро, попадая из шумной городской жизни с ее суетой в размеренную тихую атмосферу села. В пейзажах мастера ничто не отвлекает глаз от рассматривания переходов цвета и в нежной зелени, и в ясном голубом небе, и в свежей желтизне только что обструганных бревен. Искусный колорист, Аронов превосходно владеет законами живописи, основанной на едва уловимых тональных сопоставлениях. Возможно, это результат близкого знакомства художника с Н. П. Крымовым, с его творчеством и теоретическими взглядами.
Правдивость верно найденных сочетаний тонов, которая выразилась еще в пейзажах Калмыкии, — одно из основных качеств среднерусских пейзажей Аронова. Именно потому они так и волнуют, что в них живописно уловлено и сохранено все обаяние деревни.
В отдельный цикл следует выделить пейзажи Аронова, сделанные в окрестностях Таруссы, местах, которые были источником вдохновения для многих русских художников. В работах этого цикла запечатлены различные времена года, разное время суток и т. д. Везде Аронов находит своеобразный живописный ключ, заставляющий каждый мотив зазвучать так, чтобы его нота нашла эмоциональный отклик у зрителя.
Но не только в живописи раскрылось своеобразное дарование Аронова. Уже сравнительно поздно, в 1958 году, он увлекся такими видами графики, как линогравюра, монотипия и литография. И здесь сказал он свое слово, сказал ярко и интересно. Переход Аронова к гравюре протекал без особых трудностей. Это объясняется тем, что мастер очень хорошо владел рисунком, о чем свидетельствуют карандашные наброски, представленные на выставке. Точность и уверенность штриха, умение выразительно выявить силуэт, контур дали возможность художнику очень быстро овладеть спецификой различных областей графики. Он вырабатывает лаконичную манеру, которая строится на скупых сочетаниях черных и белых пятен, и, пользуясь ими, создает листы «Материнство», «Семья» (1960-е гг.), где обобщенная форма чрезвычайно активизирует силу эмоционального воздействия. В других листах вместо пятна применяется линия, также скупая и в силу этого предельно заостренная. Аронов очень живо очерчивает ею фигуру в линогравюре «Лежащая девочка», которая воспринимается как синтетический образ детства.
Наряду с монохромными листами художник создает и цветные гравюры. Но интересно, как вводится цветовое пятно в графические листы. Аронов пользуется им осторожно, так, чтобы не нарушилась специфика гравюры как таковой. Отсюда приглушенность звучания цвета, его ненавязчивость. Рисунок, чисто графическая основа, выступает на первый план в линогравюре «Козочки» и литографии «Весенние березки» (1960-е гг.), а цвет лишь усиливает общее настроение.
Результаты многолетней и напряженной творческой деятельности Аронова в силу разных причин не были показаны широкому зрителю при жизни художника на персональной выставке. Настоящая выставка – это первое серьезное знакомство с работами замечательного мастера, который по праву должен занять достойное место в истории советского изобразительного искусства.

обложка каталога выставкина открытиина открытииАнтонина Петровна Берестова выступает на открытии выставкина открытиина открытииМихаил Киселев выступает на открытии выставкиприглашение
1947

Весенняя выставка произведений московских живописцев и скульпторов

1947, апрель - май

Московское товарищество художников, Москва, Кузнецкий мост, 11

gruppa5exhibition1947s0gruppa5exhibition1947s1gruppa5exhibition1947s2gruppa5exhibition1947s3gruppa5exhibition1947s4gruppa5exhibition1947s5gruppa5exhibition1947s6gruppa5exhibition1947s7gruppa5exhibition1947s8gruppa5exhibition1947s9gruppa5exhibition1947s10gruppa5exhibition1947s11gruppa5exhibition1947s12gruppa5exhibition1947s13
1941

Молодые художники РСФСР

1941, февраль

Москва, Всекохудожник

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкиЛев Аронов. Старушка-калмычка, 1940
1940

Выставка Пяти

октябрь 1940

МОСХ

1940

Юбилейная выставка, посвященная 500-летию великого эпоса калмыцкого народа “Джангар”

1940

КАССР, г. Элиста

Живопись, скульптура, графика

Участники юбилейной выставки: Аввакумов Николай Михайлович, Аронов Лев Ильич, Богославский Родион Никандрович, Ечеистов Георгий Александрович, Нусхаев Иван Сидорович, Очиров Лиджи Эрдниевич, Фаворский Владимир Андреевич, Фаворский Никита Владимирович, Фатов Николай Степанович, Шараев Эрдни Менкеевич

обложка каталога выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1940

Выставка графики, – акварели и рисунка. Седьмая выставка Союза московских художников

1940, апрель

Московское товарищество художников, Москва, Кузнецкий мост, 11

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1939

Выставка живописи и графики московских художников

1939

Пермская областная художественная галерея, г. Пермь

Каталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставки
1939

МОССХ Выставка живописи и графики

30 апреля 1939 - 20 мая 1939

Москва, ЦК РаБиС Центральный дом работников искусств МОССХ

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкиЛев Аронов "Слушает радио", 1938
1939

Шестая выставка союза московских художников

Три очереди - 30 января, 24 февраля, 12 апреля 1939

Москва. Всекохудожник Кузнецкий мост, 11

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкизаметка о выставке
1938

Выставка работ молодых художников

1938

Москва, МОССХ

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1938

МОССХ Выставка работ молодых художников (к XXI годовщине Октября)

7 - 23 ноября 1938

Москва, залы МОССХа

каталог выставкикаталог выставки
1938

Выставка работ группы молодых художников членов московского областного союза советских художников

до 28 ноября 1938

Москва, Мособластком РаБиС, Клуб мастеров искусств, Старопименовский пер., 7б

каталог выставкикаталог выставки
1937

Первая выставка акварельной живописи московских художников

24 марта 1937

Москва, Выставочный зал "Всекохудожника", Кузнецкий Мост, 11

Открыта 24 марта 1937 г. в Москве, в выставочном зале «Всекохудожника» (Кузнецкий мост, 11).

Участвовало 115 художников, экспонировано 364 произведения.

Издан каталог: Первая выставка акварельной живописи московских художников. (Составитель Л. В., Розенталь. Вступительная статья). (Всесоюзный Комитет по делам искусств). М.—Л., «Искусство», 1937.

Пригласительный билет.

Участники выставки: Абрамова Е. С., Аксельрод М. М., Андреади А. П., Арженников А. Н., Аронов Л. И., Афанасьева Е. А., Башилов Я. А., Баюскин В. С., Берендгоф Б. С., Бибиков В. С., Богородский Ф. С., Боим С. С., Бом-Григорьева Н. С., Бруни Л. А„ Веретенников В. Н., Волков Н. Н., Волхонский А. Б., Георгнева Е. О., Герасимов С. В., Гладун А. А., Глускин А.М., Глущенко Н. П., Толованов Л. Ф., Гончаров А. Д., Горощенко Г. Т., Горшман М. X., Григорьев Н. Н., Григорьев Н. М., Громова А. Г., Гусятинский А. М., Дейнеко О. К., Делла-Вос-Кардовская О. Л., Дервиз В. Д., Додонов Е. А., Еремина-Шепф Т. А., Ермилова-Платова Е. Ф., Ечеистов Г. А., Жолткевич Л. А., Зоненштраль Е. М., Ивановсюий И. В., Ижевский С. Д., Истомин К. Н., Каневский А. М., Кардовский Д. Н., Кашкин В. И., Кизевальтер В. С., Клюн И. В., Константинов В. Н., Кончаловский М. П., Кравченко К. Н., Крылов П. Н., Кузьмичев П. И., Куприянов М. В., Лавров И. П., Лебедева Т. А., Лентулов А. В., Лехт Ф. К., Литвинцев В. Н., Лобанов С. И., Лопухин А. Е., Лучишкин С. А., Люшин В. И., Маркин С. И , Маторин М. В., Миньяр В. К., Могилевский А. П., Мухин Б. А., Нащокин Д. В., Немов А. Д., Нерадовский П. И., Оболенский С. Г., Осипов П. Ф., Петрова А., Пластов А. А., Плетнев Л. А., Рерберг Ф. И., Родионов М. С„ Ромодановская А. А., Рыбченков Б. Ф., Рябов П. Н., Самойловских А. И., Сварог В. С., Семыкин Н. И., Серегин М. В., Сигорский В. Н., Смирнов Б. В., Смирнов Ф. В., Соколов Н. А., Софронова А. Ф., Ставровский А. С., Страмковский Д. В., Суворов А. А., Суханов Б. Ф., Такопуло Т. В., Тулупов С. И., Тышлер А, Г, Удальцова Н. А., Ульянов Н. П., Урманче Б. И., Устинов Н. В., Фаворская В. В., Филиппович М. М., Филипповский Г. Г., Фонвизин А. В., Фурман Е. М., Чаневич Д. М., Чекмазов И. И., Чериецов В. С., Чернышев Н. М., Шемякин М. Ф., Шепелев А А., Шестопалов Н. И., Эйгес О. В., Эльконин В. Б,, Юнг В. Г.

В русской живописи акварель всегда играла роль очень большую. Уже во второй половине XVIII века над акварелью работали художники Скородумов, М. Иванов, художник-пейзажист Алексеев  и  другие.
Кульминационного развития в России акварель, в особенности акварельный портрет, получает в первой половине XIX века. В этот период художники братья Брюлловы, Александр Иванов, Петр Соколов, Федор Толстой, Федотов, Гау, Максим Воробьев и другие оставили нам замечательные образцы  портретной и  пейзажной  акварели.
Наша выставка акварельной живописи совпадает по времени с выставкой произведений В. И. Сурикова. Простое перечисление акварельных работ Сурикова показало бы, какое громадное значение  имела  акварель  в  творчестве  этого  заменательного русского художника, как и большинства? мастеров изобразительного искусства, начиная от? эпохи Возрождения и кончая нашими днями. Поми?мо эскизов и этюдов к «Ермаку», «Меньшикову в ?Бсрсзове», «Казни стрельцов», «Боярыне Морозо?вой» и другим картинам на выставке произведений? Сурикова экспонировано множество других аква?рельных листов, в том числе «Девушка с гитарой»,?«Портрет дочери», «Анна Иоанновна на охоте»,? серии испанских и итальянских работ художника, ?русских пейзажей, альбомных рисунков, сатириче?ских рисунков и натюрмортов.
Первые выставки акварелистов в России относятся к концу прошлого века — периоду начала существования общества акварелистов в Петербурге. Немного раньше, в 80—90 годах XIX века, появляются интересные акварели Виктора Васнецова (эскизы к постановке «Снегурочки»), Елены Поленовой (иллюстрации к русским сказкам), Врубеля (ряд эскизов и самостоятельных акварельных работ). Некоторые из них интересны оригинальной техникой акварельного письма. Прекрасные образцы реалистической акварели оставили нам крупнейшие русские художники: Репин. Серов, Поленов и другие.
К этому же времени относится начало деятельности  группы художников,  работавших также и в области акварели, объединявшихся вокруг журнала «Мир искусств», в частности Бакста, Александра Бенуа, Сомова, Лансере, Билибина, Остроумовой-Лебедевой. Их творчество вдохновлялось сюжетами преимущественно «галантной» история XVII и XVIII веков: жизнь дворцов, аристократические интерьеры, область стилизованной истории — если природа, то пастораль, если улица, то «версалеобразная», дворянская часть Петербурга.
Их творчество, несмотря на уход от реалистических тем, сыграло большую роль в развитии акварельного искусства.
Об исключительной популярности акварельной живописи в Советском союзе рассказали нам выставки искусства Белоруссии, Азербайджана, Грузии и других советских республик. Подавляющее большинство советских художников работает над акварелью.
Недавно открывшаяся в залах Государственной Третьяковской галлереи выставка народного творчества свидетельствует о популярности акварели в искусстве народных художников. Средствами акварели широко пользуются и художники самодеятельного  изобразительного  искусства.
На выставке акварельной живописи московских художников представлены работы более ста мастеров.  Тематический и  жанровый  диапазон  выставки велик — от натюрмортов и пейзажей до портретов и жанровых композиций, с одной стороны, и от спокойной фиксации относительно неподвижного мгновения до сложного, почти фабульного построения — с другой.
Превалирует, впрочем, пейзаж — мимолетные живописные образы — виды Поволжья, Крыма, Кавказа, Урала, Севера. Природа и новый облик необъятной нашей страны вдохновляют советских художников.
Художники советской столицы принесли на выставку более полутора тысяч акварельных работ, из которых экспонируется около трети. Почти все представленные на выставке акварели относятся к работам последних лет (1934—1937 гг.). Большинство участников выставки — молодые художники, получившие живописное образование после революции.
Развитие у нас акварельной живописи свидетельствует о повороте советских художников в сторону еще более углубленной работы над материалом, ибо акварель скорее других видов изобразительного искусства позволяет художнику зафиксировать быстро меняющиеся, уходящие образы.

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1937

Пятая выставка московских живописцев

25 июня 1937 - 30 июля 1937

Москва. Всекохудожник Кузнецкий мост, 11

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкиЛев Зевин. Автопортрет (у мольберта), 1930-е, ГТГ
1937

Выставка московских художников

1937

Ялта, Крым

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1937

Выставка московских художников

1937

Евпатория, Крым

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1936

Выставка произведений московских художников в пользу фонда помощи детям и женщинам героической Испании

08 ноября 1936 - 20 ноября 1936

Москва. Клуб мастеров искусств

Открыта с 8 по 20 ноября 1936 г. в Москве, в Клубе мастеров искусств.

Участвовало 90 художников, экспонировано 200 произведений.

См.: «Искусство», 1937, № 1, стр. 171; «Советское искусство», 29 сентября 1936 г.

spain19361spain19362spain19363
1936

Выставка картин московских художников

лето 1936

Ялта. Центральное выставочное бюро Московского областного Союза советских художников

Открыта летом 1936 г. в Ялте.

Участвовало 93 художника, экопонироваио 362 произведения (живопись, акварель, рисунок).

Издан каталог: Каталог выставки картин московских художников. (Вступительная статья А. Родионова). Ялта. (Центральное выставочное бюро Московского областного Союза советских художников). М., 1936.

Участники выставки: Анисимова Т. С., Антонов Ф. В., Аронов Л. И., Бебутова Е. М., Белянц Н. Я., Берингов М. М., Богородский Ф. С, Бом-Григоръева Н. С., Борисов Б. И., Бычков В. П., Бялыницкий-Бируля В. К, Вайсблат, Веселовский Л. Н., Вялов К. А., Горелов Г. Н., Грабарь И. Э., Григорьев А В., Григорьев Н. М., Григорьев Н. Н., Дейкин Б. Н., Досекин Н. В., Зернова Е. С., Камзолкин Е. И., Карев В. В., Кашкин, Кожевкикова 3. А., Козлов Н. Г., Колупаев Д. А., Комаров Б. А., Коннов Ф. Д., Кончаловский П. П., Корыгин К. Н., Котов Н. Г., Котов П. И., Крайнев В. В., Крымов Н. П., Кузнецов П. В., Куприн А. В., Лебедев-Шуйский А. А., Лентулов А. В., Литвинцев В. Н., Луппов С. М., Лучишкин С. А., Львов Е. А., Люшин В. И., Макатурин Г. П., Максимов К. И., Маторин М. В., Машкевич Е. О, Медведев Г. А Мельникова Е. К., Мешков В. В, Осипов П. Ф, Павлов И. Н., Перельман В. Н., Петров С. И., Петровичев П. И., Пичугин С. И, Покаржевский П. Д., Пшеничников В. С Радимов И. А., Радимов П А., Ражин Н. П., Родионов М. С., Рождественскии В. В., Рыбаков А. С., Рыбченков Б. Ф., Савицкий Г. К., Свиридов П. И., Северденко А. П„ Синицына О. И., Соколов И. А., Соколов С Ф., Соколов-Скаля П. П., Терпсихоров Н Б. Тихомиров А. Н., Федоров Г. В., Фейгин М. А., Хазова В. К., Хвостенко В. В Христенко Н. П., Чашников И. Д., Чекмазов И. И., Черкес Д. Я., Чернышев Н М., Шестопалов Н. И., Шорчев А. П., Штеренберг Д. П., Штраних В. Ф., Эйферт В, А., Яковлев Б. Н., Яновская О. Д., Яффе М. Е.

На выставке экспонировано свыше 300 картин, акварелей, рисунков, гравюр, офортов и т. п. работы 97 художников г. Москвы, членов Московского областного союза советских художников, крупнейшей художественной организации, созданной на базе постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. о реорганизации всех художественных обществ в единый  творческий союз.
На выставке участвуют своими произведениями и заслуженные деятели искусств, и крупнейшие мастера живописи, и молодые художники, еще только недавно начавшие выставлять свои самостоятельные живописные работы, так сказать, наша смена. Таким образом на выставке разносторонне участвует основной массив художников нашей Союзной столицы. Большинство участников представлено несколькими работами.  Этим достигается  возможность полнокровного показа живописных качеств и мастерства данного художника и, следовательно, возможность ознакомления с каждым из них в отдельности.
Тематическим стержнем выставки является культура отдыха, имеющая своей целью максимальное накопление здоровья, бодрости и сил для работы по возвращении к обыденной трудовой жизни. Наряду с воздухом и морем Крыма, нашей всесоюзной здравницы, выставка должна дать запас тех радостных и бодрых впечатлений и настроений, которые сообщают здоровому, закаленному южным солнцем и морем телу, такой же здоровый и бодрый дух и зовут к радостной, красивой и красочной жизни.
Это ведь вообще одна из основных задач искусства цвета и света. Она должна войти в наш быт и помочь наполнить  его  большой  и  светлой радостью. Наряду с растущим благоустройством нашей жизни искусство становится все более и более заметным фактором культуры. Если в недавнем прошлом произведения искусства можно было видеть только в местах их хранения, в наших музеях, то теперь картины нередко встречаются в наших клубах, домах отдыха, дворцах культуры и т. п. Несомненно, недалеко то время, когда произведения наших лучших художников найдут свое место и в просторных, светлых жилищах строителей социалистического общества. «Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее» и если мы знаем, что искусство на всех ступенях развития человеческого общества от самой седой, полуисторической древности, до наших дней, всегда занимало место одного из факторов культуры и быта наряду со всеми современными ему достижениями техники, то какое же должно быть его место в грядущем коммунистическом обществе, когда одним из главных и основных особенностей быта должна быть полнокровная и светлая радость.
Роль искусства, как фактора, дающего бодрую волевую зарядку и организующего общественную и личную жизнь, особенно ярко сказывается в эпохи крупнейших социальных сдвигов. Эпоха великой французской революции конца XVIII века, выдвинув в живописи на первое место гражданский мотив, в работах одного из наиболее крупных мастеров того времени, художника-гражданина Давида и других современных ему мастеров, сделала искусство страстным участником борьбы человека за освобождение.
Еще более ярко представляется роль и значение искусства в эпоху нашей социалистической революции, когда, в первые еще годы, годы хозяйственной разрухи и технической слабости, оно вышло на улицы, на площади и стало в ряды борцов за овладение новой жизнью. Мы все помним, как радостно и с каким энтузиазмом художники первых лет Октября украшали дома, улицы, площади, наших городов, агит-поезда и др. пр. Все это были произведения однодневки. Работы, рассчитанные на короткое, на яркое бытие. Но они были и сделали свое дело. И закономерно, что основным массивом художников, впервые вынесших свое творчество из стен мастерских, — явилось крыло так наз. «левых» художников.
Затем, по мере того, как перестройка общественной жизни пошла с поверхности в глубину, встало на очереди дня новое и опять таки закономерное требование к искусству. Оно оказалось поставленным перед задачей не только внешне украшать жизнь, но и стараться отображать содержание нового, еще только нарождающегося быта. И искусство в лице Ассоциации Художников Революции (АХР) горячо откликнулось на этот социальный заказ. На смену исканию, ограниченному только областью так наз. «левой» формы, ценить и понимать которую было доступно только тем, кто хорошо освоил все изощрения западно-европейской живописной культуры, пришло другое, не менее смелое искание средствами живописи фактов, знаменующих новое революционное содержание нашего нового и революционного быта.  В отношении же живописной формы — был выброшен лозунг — «доступность широкому пониманию». Закономерный лозунг, ибо задачей искусства являлась передача широким трудовым массам на общепонятном языке тех наблюдений, тех фактов, которые составляли звенья вновь творящейся жизни. — Конечно, как и всегда и везде при встрече двух течений оказалась неизбежной борьба между ними.
Выставка для курортов нашей всесоюзной здравницы, для Крыма, собрана уже после решения принципиальных споров в области искусства. Она объединяет около ста. художников различных живописных стилей и течений. Но на ней нет ни формалистических, ни натуралистических произведений. Объединяя произведения столь различных по своим живописным вкусам художников—как напр. Д. Штеренберг (б. ОСТ) и Шестопалов (б. АХР) — выставка достаточно убедительно говорит о том, что все споры в области искусства не прошли даром и путь намеченный нашей партией для дальнейшего развития нашего советского искусства, путь не только верный, но и уже в основном воспринятый подавляющим большинством наших советских художников, реалистически решающих избранные темы своих художественных произведений.
На выставке, преследующей задачу создать обстановку и атмосферу красивого и насыщенного радостью отдыха, совершенно правильно главное место должно быть отдано природе, пейзажу, цветам. Красота необъятных пространств нашей великой социалистической родины от далеких и холодных просторов Арктики до солнечных субтропиков Черноморья или прозрачных акварелей Крыма — все это нашло себе место в работах наших художников.
Природу далекого и сурово-прекрасного Севера дает в своих работах художник Берингов М. М., показывая нам причудливые красоты Карского моря и Новой Земли. И если от них веет холодом полярного полюса, то пейзажи академика живописи, маститого художника Бялыницкого-Бируля полны интимного лирического настроения. Художнику превосходно удалось передать своеобразную прелесть северной весны, робкие трепещущие всходы первой зелени, пугливо ожидающие внезапных заморозков. Или багряную осень, залитую золотом опадающих листьев.
В пейзажах другого большого мастера, художника В. Крайнева Карелия дана в насыщенном колорите северного лета, в котором так остро чувствуется полярная прохлада.
Быт нашего Заполярья с большой убедительностью выражен в небольших работах художника Н. М. Григорьева, который вместе с художником Бом-Григорьевой (ем. ее рисунки) превосходно освоил все своеобразие далекой северной природы и быта поморов.
Художники Белянин, Бычков, Богородский, Борисов, Григорьев Н. Н. и др. переносят нас в просторы великой водной артерии нашего Союза — матушки Волги с ее бескрайним солнечным простором, тихою водною гладью и белоснежными красавцами—плавучими домами отдыха.
Затем, в работах заслуж. деятеля искусств П. Кончаловского, художников Григорьева А., Петрова, Веселовского, Крымова, Соколова-Скаля, Коннова, Радимова, Макатурина, Соколова С., Колупаева, Козлова, Эйферта и др. мы видим среднюю полосу нашего Союза. В составе этой группы работ представлены не только пейзажи, но и цветы, натюрморты. Они придают экспозиции большое разнообразие красок, вносят ароматную струю и спорят с пейзажами в легкой прозрачной воздушности.
Особую группу работ занимает тема нашей Всесоюзной столицы — Москвы. Здесь в работе заслуженного деятеля искусств И. Грабаря, а также и заслуженного деятеля искусств И. Павлова (гравюры) даны уголки старой, уходящей полубарской Москвы, а художники Рыбченков, Лебедев-Шуйский, Антонов, Мельникова и др. дают в своих этюдах новую пролетарскую столицу в плане развернутого нового строительства.
Урал представлен в прекрасных пейзажах художников Пичугина С, Рождественского, Корыгина, Покаржевского и Ражина, а Средне-Азиатской, Закаспийской части нашего Союза отдано внимание художников Котова Н., Веселовского, Котова П., Рождественского и др. Вечно снежные вершины Памира, взятые приступом наших отважных альпинистов во главе с т.т. Горбуновым и Крыленко, с которыми вместе одолевал трудности туризма и художник Н. Котов, переданы с большой выразительностью в его пейзажах— «пик имени Ленина», и горные озера Памира. А представление о безводных песчаных степях Закаспия дает художник Веседовский в своей работе «Дорога между Сталинабадом и Самаркандом».
Кавказ с его курортами, горными ландшафтами и черноморским побережьем, красавицей «Сочи» и пр. представлен в работах художников Яковлева Б., Пичугина, Савицкого, Вялова, Лучишкина, Перельмана, Пшеничникова, Анисимовой, Чашникова, Свиридова и др. и наконец Крым, жемчужина нашего Союза, нашел свое место в многочисленных этюдах и картинах таких   крупных художников-пейзажистов, как А. Куприн, избравший для своих работ далекую от моря северную часть Крыма, прекрасную в своей живописной сдержанной гамме. В пейзажах Куприна остро чувствуется особый колорит воспетого Пушкиным Бахчисарая.
Приморская часть Крыма представлена превосходными работами Лебедева-Шуйского, засл. деятеля искусств П. Кузнецова, Лентулова, Пичугина, Чернышева, Тихомирова и других, не менее талантливых пейзажистов.
Особую группу на выставке занимают тематические жанровые произведения художников Покаржевского, Грабаря, Шестопалова, Веселовского, Максимова и других. Они вносят ту струю современности, которая необходима для приближения искусства к нашим дням. Железные стражи наших границ выражены в работах худ. Покаржевского с предельной четкостью, а быт наших моряков представлен на композиционных холстах худ. Шестопалова.
Общий обзор выставки с достаточной убедительностью подтверждает то, что искусство является необходимым звеном в нашем культурном отдыхе, искусство цвета и света вносит в него много радостных ощущений.
А. Родионов

каталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставкикаталог выставки
1936

Выставка-смотр молодых художников. Живопись, графика, скульптура

20 апреля 1936 - 10 мая 1936 г

Москва, Государственный Музей Изобразительных Искусств

Открыта с 20 апреля по 10 мая 1936 г, в Москве, в залах Музея изобразительных искусств к X Всесоюзному съезду ВЛКСМ.

Участвовал 131 художник, экспонировано 376 пронзведений.

Издан каталог: Выставка-смотр произведений молодых художников. Живопись, графика, скульптура. (Всесоюзный комитет по делам искусств при СНК СССР). М., «Всекохудожник», 1936.

Участники выставки: Абрамова Е. С., Аввакумов Н. М., Акулов И. А., Алфеевский В. С., Анисимов Л. А., Арендт А. А., Аронов Л. И., Баженова 3. В., Баландин П. А., Бальзамов С. П., Баскин Л. С., Белякова И. С, Благонравова Е. Н., Богданов А. Н., Бреннер И. И., Бржеская И. В., Брислин В., Брюлин И. Г., Бургункер Е. 0., Вакидин В. Н., Васильев Е. П., Визин Э. П., Вилковир И. Е., Винокуров Б. К., Вишняков В. И., Гершов С. М., Гурвич И. М., Гуров Н. Т., Гусаревич А. А., Деопик В. П., Джапаридзе У. М., Добросердов М. В., Додонов Е. А., Дорохов К. Г Ершов И. Н., Ефимов Н. И., Жданко И. А., Загорский А. А., Зевин Л. Я., Зелинская-Плате Р. Н., Зусман Л. П, Иванов П. В., Ивановский А. М., Ивановский Г. В., Имханицкий А. М., Ин-гер Г. Б., Иноземцева М. В., Иорданский Б. В., Кашкин В. И, Козлов А. А., Козодов М. Г., Кокорин А. В., Колмакова О. И., Конобеевский В. М., Константинов В. Н., Константинов Ф. Д., Кончаловская Т. М., Кончаловский М. П, Коробов А, А., Короткин А. Д., Красильников Г. М., Краоицкая А. Н., Кудрявцев Г. А., Кузнецов М. А., Купецио К. К., Лаптев А. М., Лапшин Н. И., Ларсен А., Лебедев Д. В., Лебедева Т. А., Леванидов В. И., Левина Е. Я., Липатов И. М., Лузгин П. В., Мариупольский В. М., Маторин М. А., Моторная А. В., Меллин В. А., Милидеев Л В., Назаров В. А., Налбандян Д. А., Некрасов В. В., Нечаев В. М., Никольский Г. С., Новиков Б. В., Орлов Г. К., Орлов С М. Орловский Р. Л., Павлов Б. А., Панков Н. П, Пастернак И. Л., Петров А. В., Поляков И. А., Попов Б. Н., Порто Б. Н., Поршьян Р. X., Протопопов Е. П, Раздеришин А. Б., Ромодановская А. А„ Рубан И. Л., Рубинштейн Д. И., Русаковский Л. И., Руцай В. Н., Сандлер X. М., Сахаров К. Ф., Соколов Н. Я., Соловьев Л. Н., Сперанская Л. И., Страмковский Д. В., Танклевскяй Л. 3. Танчик И. М, Тимирев В. С., Титов Я. В., Туредкий В. Г., Туржанский В. Л., Ферри Т. В., Фирсов В. М., Фурман Е. М., Царегородцева Е. Н., Чащарин А. С, Чен Панк Нупк, Чернецов В. С., Чураков С. С, Шатилов Б. А., Швайцер К. С., Шварц Б В Шварц Л. И., Штанге И. Д., Щекотов Н М., Щербакова В. Н., Эйгес О. В., Эйгес С. К.

1936

Выставка произведений московских художников, весь сбор от которой поступит в фонд общественной помощи детям и женщинам героической Испании

1936

Москва

Каталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставки
1934

Выставка начинающих молодых художников г. Москвы

2 июля 1934 г.

Москва, Государственный Исторический музей

Открыта 2 июля 1934 г. в Москве, в залах Государственного Исторического музея.

Организована ДК ВЛКСМ.

Участвовало 390 художников, экспониропано 862 произведения (живопись, графика, скульптура, плакат).

Издан каталог: Выставка начинающих молодых художников г. Москвы. (Вступительная статья Полуянова). (Культпроп ЦК ВЛКСМ). М., «Всекохудожник», 1934.

Весь процесс подготовки к организации настоящей выставки шел под постоянным контролем общественности и центральной печати.
Это внимание об’ясняется тем, что выставка молодых художников является значительным событием на художественном фронте. О выставке в целом, об отдельных ее вещах можно спорить, но нельзя не согласиться с тем, что данная выставка является большим достижением на нашем изофронте; она сыграет огромную роль в дальнейшем воспитании и творчестве молодых художественных кадров.
Выставка задумана и организована ЦК ВЛКСМ. Почему именно комсомол взялся за организацию выставки? Это неслучайно. Ленинский комсомол играет важнейшую роль в культурной революции и в частности на фронте искусства, являясь здесь подлинным боевым помощником партии. В ноябре 1933 г. Центральный комитет комсомола принял развернутое решение «об участии комсомола в работе изо – организаций». В нем отмечалось, что при общих успехах советской живописи и скульптуры жизнь и работа ленинского комсомола совершенно недостаточно отображены в изобразительном искусстве. А ведь наша трудящаяся молодежь во главе с комсомолом стала одной из важнейших сил в социалистическом строительстве, она показывает героические примеры в борьбе за дело партии, за создание социалистического общества. В нашей стране партия большевиков создала новое, чудесное поколение молодых борцов за коммунизм,— жизнь, борьба, учеба, победы которого дают богатейший материал для творческой работы художника.
И мы хотим, чтобы наши художники энергично искали среди молодежи для своих полотен наиболее яркие, живые, увлекательные темы, так же, как наша молодежь с большевистской страстью ищет разгадки научных тайн. И с этой целью ЦК ВЛКСМ наметил в своем решении организовать «Всесоюзную художественную выставку, отражающую жизнь и борьбу ленинского комсомола и трудящейся молодежи за социализм».
В этой выставке могут, — и мы уверены, будут, — участвовать все художники нашей страны.
В порядке подготовки к этой грандиозной выставке организуются выставки молодых художников в Москве, Ленинграде, Харькове. За последние годы молодыми художниками но настоящему никто не занимался. Молодые кадры изоискусства были предоставлены сами себе, МОССХ до самого последнего времени дальше разговоров и деклараций о работе с молодежью не шел. Не оказывал достаточного внимания молодежи и Наркомпрос.
Данная выставка явилась большим событием для молотых живописцев, графиков, плакатистов, скульпторов, она вызвала большой творческий под’ем в рядах молодежи, открыла перспективы для творчества  сотням людей.
И вся организация выставки, открытое жюрирование, метод откровенной критики в присутствии художника сыграли огромную воспитательную роль. Многие молодые художники Первые получили оценку своих работ, так как до сих пор наша изокритика молодежью почти не интересовалась.
Нашей задачей при организации выставки было: выявить и узнать, какова у нас молодежь на изофронте, какими путями идет она, как идеи социалистического реализма входят в творческое сознание молодых художников, каков уровень мастерства, какова техника, может ли молодежь решать задачи отображения нашей социалистической действительности.
И вот вое лучшее отобрано. Из многих тысяч осталось несколько сот живописных я графических работ. Какую же оценку можно дать открывающейся сегодня выставке? Оправданы ли наши надежды?
Мы имеем надежные кадры молодежи на изофронте. Отрадно, что молодежь, за небольшим исключением, не находится в плену формалистических тенденций. Молодые художники все больше и больше овладевают мастерством, правильно решают вопросы усвоения культурного наследства, критически перерабатывают его и решительно выходят на путь социалистического реализма.
Можно в пример привести Бубнова А. П. с его картиной «Белые в городе», Одинцова с его «Рапортом комсомольцев», Лукомского с серией портретов, Катину с ее радостными, бодрыми картинками о детях, Малькова и др.
Но все же надо со всей прямотой заявить, что большинство молодежи пишет еще плохо, мало работает над своими вещами, иногда слишком легко относится к ответственному званию молодого художника советской страны.
Учиться страстно, упорно, учиться у лучших мастеров технике, учиться у нашей жизни уменью отбирать темы, быть больше и глубже связанным с действительностью, с массами — вот что нужно пожелать молодым художникам.
Тематика молодых художников нас пока еще никак не может удовлетворить. Мы не против пейзажей, натюр-мортов, нет, мы против плохого их выполнения. Делайте их такими, чтобы у рабочей молодежи развивалось чувство понимания, ощущения красоты, лирики, бодрости. Но этого мало. Работа только над пейзажем и натюрмортом свидетельствует об отрыве молодых художников от нашей действительности. Замечательные темы нашей борьбы за новую жизнь ждут кисти молодого художника. Свое место бойца за социализм молодой художник, воспитанный советским ВУЗ’ом, обязан в первую очередь определить тем, что он будет отображать нашу героическую борьбу за бесклассовое общество, а не убегать от этой борьбы не спокойному любованию природой, яблоком или шляпой, быть в гуще этой борьбы, вместе со всей молодежью чувствовать радости побед, трудности борьбы. Нашей художественной молодежи надо быть поближе к жизни, которая создается в нашей стране, надо вплотную подойти к героическим людям, перестраивающим эту жизнь.
Тов. Косарев на московском собрании художников, и докладе о XVII партс’езде, сказал: «живопись должна творить действительно красивые произведения, которые волновали бы нас, заражали, вдохновляли на осуществление тех задач, которые поставлены перед нами XVII партс’ездом.
«Вот к такой совместной творческой работе вас призывает ленинский комсомол, и я уверен, что мы здесь найдем общий язык».
Организация выставки установила тесную связь комсомола и художественного молодняка. Комсомол, Наркомпрос и художественные организации должны закрепить результаты первой выставки конкретными делами: организацией студий, творческими командировками, .связью художественного молодняка с заводами, совхозами, колхозами, с их знатными людьми, и тем самым помочь советскому молодому художнику в создании полотен, вполне достойных нашей эпохи.

ПОЛУЯНОВ.

Лев Аронов "Калиновские колхозницы"Обложка каталогаЗадняя обложка каталогаКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставкиКаталог выставки